Озеро смолино рыбалка

Озеро смолино рыбалка

Озеро Смолино имеет овальную форму и вытянуто в длину на 6,7 километров. В ширину (с запада на восток) «рыбацкий объект» составляет 3,8 километра. Общий объем водной массы сегодня равен 108 млн.м.куб. Рыбалка на озере Смолино ведется по всей площади зеркала, которая составляет 27,2 км.кв. Прибрежная зона с глубинами до 2 метров тянется на расстояние в 32 километра. Далее вертикальный срез от поверхности до дна увеличивается до отметки 6,6 метров. В качестве притоков Смолино выступают «искусственные ручьи»: промышленные и бытовые стоки.

Озеро Смолино насчитывает более 3 миллионов лет. Оно находится на стыке двух геологических структур — уральских гранитов и западно-сибирских известняков. Иными словами водоем разместился прямо на тектонической трещине. Десятки миллионов лет назад на территории Урала находилось великое древнее море. Под влиянием различных тектонических процессов часть воды ушла, а часть попросту высохла. Озеро является осколком древнего океана – Пермского моря, как его называли, даже вода морского типа. Сейчас на Южном Урале сохранилось несколько озер, сохранивших воды этого океана. И Смолино – самое большое из них. Озеро заполняет чашу с плотным дном из осадочной глины, поверх которой осел местами песок, лечебные грязи и такого же качества ил. Озеро как бы «дышит». На его берегах основывал свои стоянки и, возможно, рыбачил древний питекантроп. Официальная рыболовная история водоема ведет свой отчет с бронзового века. На некоторых мысах жили по тысяче лет. Питались смолинцы рыбой. Места ловли рыбы называются «саймами», и эти места использовали ещё недавно и челябинские рыболовы. Древние жители охотились, собирали ягоды и коренья, занимались животноводством. На территории Южного Урала в разное время проживало очень много различных племен и народностей, были предки славян и германцев, иранцев и памирцев, индусов и жителей Пакистана. Именно предки жителей Афганистана дали первоначальное название озеру Смолино – ИРЕНДИК («красновато-золотистое») – за цвет песка и почвы в его окрестностях. Сменившие их предки башкир и татар превратили имя в ИРЕНТИК-куль.

В наше время озеро Смолино стало объектом для исследования археологов. На его берегах в начале ХХ века было найдено грузило доисторического рыбака, датированное 4 тысячелетием до н.э. Летом 1925 года на отмелях у старинного казачьего поселка Смолино в обнажившихся илах археологи нашли кремневые скребки, ножички, пилки, лезвия, отщепы – заготовки для инструментов. Мастерская по изготовлению каменных изделий принадлежала первобытным людям. Тогда же раскопали несколько курганов – древних могил эпохи бронзы. Судя по находкам археологов, эти места густо заселялись во все три эпохи человечества – каменный, бронзовый и железный века.

С 1736 года недалеко от озера русские заложили крепость и назвали ее Челябинской, или, более кратко, Челяба – по речке с иранским же именем Челябка. Что в переводе на русский язык означает «проходной (или ямной) речки долина». Озеро Смолино в то время распалось на три водоема, но с середины века увеличилось, и избыток воды стал сливаться через реку Игуменку (в переводе – Грязнуху) в реку Миасс (в переводе – Золотая или Медная река). Затем озеро Ирентик (Смолино) опять обмелело. Вода во всех трех водоемах стала горькой и соленой, озеро стали именовать Горьким, как соседнее Первое озеро (иранцы его именовали Малакуль – грязной воды озеро). На западном берегу озера получил земельный надел первопоселенец Челябинской крепости Савва Онисимов сын Смолин. Трое братьев Смолиных основали старинный казачий поселок Смолино возле озера. Озеро Горькое постепенно по деревне стали именовать Смолинским, Смолино. Многие челябинские названия: Першино, Синеглазово, Исаково, Сухомесово, Шершнево – это все тоже бывшие казачьи заимки, названные по фамилиям своих основателей, несших службу в Челябинской крепости. Позднее эти названия перекинулись на многочисленные челябинские водоемы. То есть не поселение берет название от водоема как обычно, а наоборот.

Наблюдательные местные жители обратили внимание на лечебные свойства воды, ила и грязи озера Смолино. Уже Паллас узнал об этом, путешествуя в 1770 году по просторам Южного Урала. Почти через сто лет провели анализ озерной воды. Вода оказалась близкой к минеральным водам европейских курортов – Соденским и Киссенгенским. А опыт и наблюдения показали, что купание в озере и ванны из озерной воды благотворно действуют на организм, лечат многие болезни.

Сотни людей со всех уголков страны потянулись к берегам Смолинского озера. Челябинцы стали на арендованной у казаков земле строить дачные помещения, появилась Смолеозерная заимка, Медведевка, Татарка. Челябинский летописец В.А. Весновский с горечью писал в начале ХХ века: « Положение целебного озера, купание в котором можно сравнить только с морским, вблизи такого крупного торгового, промышленного и культурного пункта, как Челябинск, представляется необычно удачным. Всё только за инициативой и средствами». Западный лесистый берег постепенно становился местом отдыха. Озеро с начала ХХ века стало усыхать. Перестали водиться окунь, щука, карась, ёрш. Лишь после 1936 года началось очередное расширение озера. Специалисты обратили внимание на цикличность, совпадение колебаний уровня воды в водоемах области с колебаниями уровня воды Каспийского моря. Причина явления пока не изучена. В 1920-30 гг. на озере появились дачи местных областных и городских властей. Ещё раньше, около 1864 года, у северного побережья монашки стали выращивать арбузы и тыквы, засадили недалеко от озера делянку саженцами фруктовых деревьев. Так появилась в дальнейшем опытная зональная станция в самом центре нынешнего Ленинского района. Челябинцы гордились своим курортным уголком, озеро ласково называли “морце”. Озеро Смолино могло бы стать курортом мирового уровня, его берега могли бы украшать сейчас пятизвездные отели, но вмешалась российская история. Самые трудные времена у озера настали сразу после Великой отечественной войны, когда стали застраивать северный берег.

Утро Смолино. Где водятся самые крупные окуни и щуки в Челябинской области

— Привет, бродяга! И откель красотища такая? — протянул я руку местному знакомцу, который, прикрыв шляпой обугленную «репу», стоял возле дверей «Пятерочки» и продавал свой улов.

Мерные, разложенные по пакетам изумрудные окуни выглядели так аппетитно, что всяк проходящий мимо невольно приостанавливался и восхищенно поцокивал языком.

— И тебе не хворать! — явно утомленный рыбалкой, мужичок откровенно зевал на любопытствующих прохожих, которые никак не хотели расставаться со своею деньгой. — Да здесь вся рыба здешняя! Сам знаешь, у меня куда-то ехать, кроме велосипеда, другого транспорта нет. Так что все изъято из родных смолинских закромов…

Кирпич за якорь

Да-а, давненько я в нашем озере таких боцманов не ловил. Да, собственно, и не ловил, потому как не рыбачил, а не рыбачил, потому как и не ловил! Вот такая словесно-чешуйчатая круговерть! А все почему?

Уже какой год озеро Смолино стоит втуне, не зарыбляется, почитай, с 90-х, зато бракоши шныряют по всему водоему, как у себя в кладовой. А отсюда кроме аборигенной мелочи (окунь, чебак, ерш) остальные виды (сиг, карп и другие) как музейные экспонаты — по пальцам можно пересчитать! Вот поэтому и ездим по всяким озерным куличкам, хотя Смолино вот оно, с балкона рукой можно достать.

Читать еще:  Салат из семги с помидорами и сыром

Да-а, снова вспомнились мне 200-граммовые полосатики, когда в гастрономе, нагрузив пакеты продуктами, бодрыми тапками вышагивал я домой. А не попытать ли мне завтра удачу в родном болоте? Завтра воскресенье, народ будет бока греть за городом, вот и поплаваю, пошвыряю железо да резину. Заодно испытаю недавно купленный новенький ультралайт. Все, решено, завтра на Смолино…

«Мя-я-я-я-у!» — около трех утра вдруг взоорал кот громче будильника, когда на полусогнутых с нераскрывшимися глазами я проследовал на кухню, чтобы согреть чаек. Тихо, Барсик, люди спят, чего верещать? Подумаешь, мои сто кило наступили тебе на хвост. По сравнению с мировой революцией это просто житейские мелочи! И вообще, терпимее нужно быть к окружающим, а заодно и не разбрасывать повсюду свои хвосты…

Через час, миновав проезжую часть и береговые высотки, я уже спускал лодку на воду и, перекрестившись на купола «Утоли моя печали», отдал концы…

Да уж, погодка в этом году выдалась аховая: то дождь, то ветер, да и тепла нет совсем. В связи с этим нерест рыбы на озерах окончательно затянулся, а посему клева карпа как не было, так и нет. В общем, грусть-печалька, думалось мне, когда я отгребал от берега, барражируя на нехилой волне. Вскоре я оказался метрах в трехстах от суши и в качестве якоря сбросил в воду кирпич. Глубина в этом месте была вполне приличная, около четырех метров, а главное, на дне повсюду была трава. Самое окуневое место!

Вдоль берега и волн

Вжих! — при забросе отработала вершинка нового спиннинга, и отводной поводок с ярким твистером улетел куда-то в начинающийся шторм. Тянем-потянем, крутим ручку катушки… Вдруг оснастка за что-то зацепилась, и вскоре из бурного «моря» возле лодки всплыл немалый пучок травы. Да уж, из такого ухи не сваришь, и, очистив приманку от водорослей, я снова запустил ее, но уже с другого борта…

— Привет, братишка! Ну как тут делишки? — Через полчаса, не добившись никакого результата, я поднял якорь и сместился дальше в озеро к стоявшему там рыбачку. На поверку это оказался совсем молодой парнишка с древним дедовским спиннингом, с которым он управлялся вполне. — Че ловим-то, друже? Рыба какая есть?

— Да глухо нынче! Поклевок совсем нет, — взрослым баском буркнул пацан и, отцепив с резинки траву, снова запустил оснастку в озеро. — Три дня назад клевало, даже щуку поймал, а сегодня дырка от бублика и мака кусок…

— А сам бублик Петрович съел! — балансируя рядом с ним на волне, пытался я пошутить. — Ладно, ни хвоста тебе, ни чешуи!

И снова гребем вдоль берега, и снова волны за борт лодки, будто из крана в ванну вода…

Следующая моя остановка была через полкилометра напротив яхт-клуба, где на дне тоже была трава. И опять в ход пошли все приманки: и мягкие, и железные, и красные, и «прекрасные»… И снова круговой облов точки в течение часа ничего не дал. Только «Петрович» жеребцом ржал надо мной, раскачиваясь на волнах! И что тут делать?! И как с этим бороться? Может, просто вернуться домой, купить коту рыбы за отдавленный хвост, и на том все дела?

Ладно, последняя попытка — как пытка: еще триста метров ближе к карьерам, там, где начинаются обкомовские дачи. Помыкаться в последний раз, и шабаш. Помнится, по первому льду эти места были нами неплохо изучены, когда в поисках окуня мы исходили здесь все вдоль и поперек. В этих местах тоже почти от самого берега тянулись кусты елочника и просянки, и добрячие окуняры клевали вовсю. И снова поднимаю якорь, «дорожку» за борт (ручной троллинг), и почапали на весельном «пару». А солнышко-то уже высоко поднялось, а ветерок еще больше звереет, а на кукане до сих пустые крючки. Может, этот чудик у магазина сам рыбку на базаре купил или, еще чего хуже, сетями побаловался? Уж что-то больно сомнительно становилось на душе…

Все-таки как везет тем рыбачкам, кто ходит на «лошадином», а не на ручном приводе. Крути себе румпель да только по сторонам поглядывай! А здесь как раб на галере: встречный шторм все больше заливал лодку, руки от весел все больше немели. Наконец, поравнявшись с карьерами, я уже без всякой надежды отдал булыжник за борт…

Ш-ших! — и черный «мепс» в ядовитую крапинку по ветру улетел неизвестно куда. Дождавшись, пока исчезнет лесковый провис, резким подергиванием «включаю» вертушку № 3 и начинаю медленно подтягивать блесну. А на душе та-а-ак хорошо и празднично, особенно когда представишь, как придется грести назад… И тут моего ультралайтишка так из рук дернуло, что от неожиданности я было его выпустил, но тут же вцепился в него вновь.

Клюнуло! Да неужто! А может, меня укачало и я сплю? Через секунду, выкачивая хлыстом, я уже выматывал плеть, и чувствовалось, что на другом конце сидел явно не окушок! И. только теперь я вспомнил, что подсачник остался дома, среди карповых снастей! В этот момент подмотанная рыбка оказалась почти у лодки и так резко шарахнулась от нее, что фрикцион завизжал как ужаленный, примерно как мой кот поутру! Стоять, моська, когда разговариваешь со слоном — с дрожащей коленкой я придерживал разматывающую шпулю ладонью. Стой! Вернись, я все прощу!

Наконец, у «подводной лодки», видимо, стало заканчиваться горючее, ибо после очередной подтяжки к лодке фрикцион в обратку никто не мотал. И? Что там? В очередной раз мой челн провалился с волны, и как раз в это время из-под лодки появилась она! Щука! Да какая!

Конечно, было время, когда с друзьями поубавили мы щучьей братии из этого озера, но все это были щучьи дети не более 1-2 килограммов. Но сейчас к борту пришвартовалась «торпеда» не меньше пятерки, и, как ее изымать из воды, вот был вопрос. Повезло, что мелкая вертушка хоть и сидела в пасти с самого края, но в челюсть впилась всем тройником. Р-раз — осторожно прихватил я рыбку под брюхо, быстренько перевалил ее в лодку и тут же придавил промокшим насквозь рюкзаком. Уф! То ли оттого, что промок, то ли озяб шибко, но чего-то меня затрясло. Однако! У-у-у, вот это колотун-бабай…

Ну а далее было «счастье — путь домой», и, как я догреб, одному богу известно…

— Ну что, усатый братан! Как самочувствие, как хвост поживает? — открыв дверь, весь промокший до нитки, я ввалился в свою берлогу, где с немым вопросом о рыбе передо мной стоял кот. — Твоего размера чешуи нынче не получилось. Будет тебе, как обычно, вискас. Что, не нравится? Ну извиняй, других бананов нема…

Читать еще:  Как засолить осетра в домашних условиях

Озеро Смолино: ловим окуня в Челябинске

Ох уж эти сюрпризы южноуральской погоды! Не успели рыболовы порадоваться морозам , благодаря которым на водоемах установился прочный ледяной покров, как началась серьезная оттепель. Перепады температуры, атмосферного давления, влажности — все это не способствует удачному клеву. Тем не менее на среду синоптики пообещали ясный солнечный день с небольшой минусовой температурой. Для съемок программы о рыбалке — то, что надо! К этому дню мы готовились заранее и твердо намеревались выехать, несмотря на внешние обстоятельства. Потеплело гораздо серьезнее, небо оказалось затянуто равномерной серой пленкой облаков. Влажность — запредельная. Поймать рыбу в таких условиях — та еще задачка. Впрочем, для ее решения в нашей команде был опытный рыболов Владимир Цепилов. С ним мы и отправились на берег озера Смолино ловить окуня.

У БЕРЕГА ДЕЛАТЬ НЕЧЕГО

На месте дул очень неприятный ветер, хоть и южный. На манер былинных богатырей Владимир Цепилов, ведущий программы Павел Сумской и оператор Дмитрий Панов осмотрели предстоящее поле битвы с некрупным окунем, взобравшись на бугорок. Начинается невнятный рассвет, горизонт буквально тонет в снежном молоке, а впереди, за ржавым островком прошлогоднего камыша, словно мухи, с места на место, от лунки к лунке, переползают черные точки рыболовов.

— С момента установления льда окунь достаточно активен, — рассказывает нам Владимир, — так что можно попытаться поймать неплохие экземпляры. Многое, конечно, зависит от погоды, но Смолино находится в шаговой доступности от многих горожан, поэтому народу здесь собралось прилично.

Что ж, и мы тоже следуем примеру тех, кто уже оказался на льду. Грузим в рыбацкое корыто свои вещи, запрягаем в него Владимира — и вперед, к размытому горизонту!

— Пройти надо метров 500, — сообщает Владимир, с трудом волоча за собой корыто. — Дело в том, что у берега под лед набилась шуга — мелкая ледяная крошка. Бурить здесь бессмысленно: и мормышку толком не опустишь, да и не факт, что рыба в этой ледяной каше есть.

Пользуясь тем, что толщина льда уже достигает 15 — 30 сантиметров, двигаемся дальше. Если в начале мы могли сойти за богатырей, то теперь больше похожи на богатырских коней: снег налип на корыто с вещами, тащить его стало ужасно трудно. Выходим на место, минуя группу рыболовов, которые прижались к камышу.

— Нам однозначно дальше! — комментирует Владимир. Через 500 метров, мокрые, разбиваем лагерь и приступаем к поиску рыбы.

НЕМНОГО О ТАКТИКЕ

Компания рыболовов, которую мы миновали, расположилась на своем месте надолго и основательно, у некоторых даже поставлены палатки. Нам это не подходит. Окунь — рыба стайная, постоянно перемещается, поэтому ждать его в теплой палатке, может, и комфортно, но не всегда эффективно. Зато, перемещаясь, можно найти рыбное место и оторваться по полной!

Повинуясь взмаху рукавиц Владимира, берем буры и сверлим с десяток лунок вокруг себя, то здесь, то там, но не в линию. Дело в том, что по двум удачным лункам можно определить направление, на котором есть рыба. Такой вот «морской бой» — рыба вместо кораблей, озеро вместо тетрадки в клетку. Весь процесс занимает минут 15. Лунки освобождаем ото льда, но набрасываем ровным слоем снег. Хоть солнечного света и маловато, Владимир советует таким образом затенить лунки: под покровом льда достаточно темно, так что пятна света под лунками будут отпугивать потенциальный улов.

Итак, лунки просверлены и закормлены. Собираемся вместе, осматриваемся. Народ вокруг нас разбился на несколько групп. Судя по тому, что характерных взмахов подсечки мы не наблюдаем, а сильный ветер доносит до нас далекое «Кааак у тебяяяяя? — Да тоже ничегооо !», понимаем, что у всех дела неважно. Может, нам повезет?

Между тем на часах самое клеевое для окуня время: половина десятого. Сумерки переходят в утро. Если окунь и берет, то до наступления полноценного дня. Зная об этом, наиболее матерые смолинские «окуневщики» выходят на охоту с мормышками и балансирами и достаточно активно сверлят лед в поисках добычи. На все уходит часа полтора-два. За это время профи успевают пробурить полсотни лунок и вытащит от 3 до 5 окуней. Немного, зато вес этих экземпляров может достигать килограмма!

Расходимся на проверку лунок. Засиживаться на одном месте смысла нет: три-пять проводок мормышкой с двумя-тремя насаженными на крючок мотылями — и можно спокойно уходить дальше, если не клюет. У ведущего программы Павла Сумского на первых двух лунках было молчание, зато на третьей сразу клюет чудовищно маленький окунек. Такое ощущение, что он не то чтобы схватил мотыля, а, скорее, к нему прилип. В этот же момент первую добычу достает и Владимир: у него в руках окунек граммов на 70, который кажется огромным монстром в сравнении с уловом ведущего. Продолжаем проверку лунок и постепенно находим более-менее рыбное место. Сверлим здесь еще несколько лунок, усаживаемся и начинаем таскать некрупного окуня. Чтобы стайка не ушла, периодически подбрасываем по 5 — 6 мотылей. Окунь клюет совершенно разнокалиберный: от братьев-близнецов первого малька до редких, но все же встречающихся экземпляров на 150 граммов.

Параллельно пытаемся фиксировать процесс на видеокамеру, и тут обнаруживается чрезвычайно неприятная скрытая опасность: ветер. Он не только нам мешает, норовя запутать снасти, но и несет с собой мелкую, не ощущаемую кожей водяную пыль. Зато любые стеклянные и металлические поверхности реагируют моментально, покрываясь тонкой ледяной пленкой. Если с очков можно эту пленку легко убрать, то с объектива камеры сделать это куда сложнее. Приходится буквально грудью укрывать камеру от этого ветра, но толку мало.

КТО ХИТРЕЕ

После перерыва с горячим зеленым чаем и душистым липовым медом Владимир предлагает еще раз пройти по лункам и попытаться-таки добыть достойный экземпляр. Сказано — сделано! Обходим все наши лунки, но, увы, безрезультатно. Только под конец обхода у Владимира происходит обрыв, да еще какой! По его глазам можно было вполне оценить размер окуня, который только что сошел. Леска оказалась слишком тонкой. Раздосадованные неудачей, идем к берегу, где знакомимся с рыболовом Вадимом, который гордо демонстрирует нам пойманную на окуневую блесну добрую сигушку. Вадиму необычайно повезло: вместо мелких окушков он уносит домой, словно серебряный кубок, живое серебро сига. Ну а мы обязательно вернемся на Смолино и еще выясним, кто хитрее: мы или крупный окунь, который сегодня так и не захотел попасться к нам на крючок.

СПРАВКА «КП»

Озеро Смолино — одно из древнейших в Челябинской области. Его возраст — не менее трех миллионов лет! Ученые утверждают, что на его берегах останавливался и рыбачил питекантроп. Официальная же рыболовная история ведется с бронзового века. Именно к этому времени принадлежит найденное в начале ХХ века грузило доисторического рыбака. Смолино — настоящий памятник природы, а рыбы здесь было когда-то огромное количество. Однако сегодня это не так. В озеро попадает большое количество сточных вод, а содержание нефтепродуктов и тяжелых металлов в настоящее время превышает норму. Озеро даже может потерять статус охраняемого природного объекта. Тем не менее, рыба здесь еще водится, ее вполне можно ловить и есть. В больших количествах, возможно, не стоит, но ради удовольствия — никаких проблем.

Читать еще:  Рыбацкие хитрости и самоделки для зимней рыбалки

Рыбалка на озере Смолино


Когда я рыбачил в Перми, я посетил мини-гостиницы в Перми, мне понравилось, недорого и уютно, но решил ещё заехать на озеро Смолино, что расположено в черте города Челябинска, не привлекало внимания рыболовов. Только прекрасные пляжи да спортивные состязания на воде манили на Смолино, а о рыбалке никогда и разговора не было. Считали, что в озере рыба жить не может — вода соленая.

Все началось с идеи заселить Смолино рыбой. Вскоре запустили карпа, а когда он прижился, возник рыбоколхоз. Наступила зима. Выросшего карпа нужно было отлавливать, но хозяева, оберегая свое чадо, даже не разрешали вырубать на озере проруби. И вот награда за «бдительность». Весной голубые волны выбросили на берег задохнувшуюся рыбу. Печально было смотреть на эту картину. Полупудовые карпы валялись на берегу, колыхались на прибрежной волне. Веселилось лишь воронье, справляя лихие поминки. С той поры снова стали считать, что в Смолине рыбы нет.

Шли годы. По-прежнему берега Смолина были многолюдны, но рыболовов не было. Правда, по камышистым берегам детишки ловили гольянов. И вот однажды юный рыболов прибежал домой в страшном волнении и взахлеб рассказал отцу, что у него какая-то огромная рыба оборвала крючок.

— В Смолине рыба? — удивился отец.—Это тебе показалось. Зацепил, наверное, за камышину.
— Нет! Я спину видел. Она, как пила. Отец задумался. Пожалуй, стоит проверить.

Стоял август. Мальчишки то один, то другой каждый день приносили обрывки лесок, поломанные и разогнутые крючки, изуродованные удилища. Интерес к неизвестной рыбе все возрастал. И один опытный рыболов не вытерпел. Собрал ребят и говорит:

— Ну, друзья, ведите меня туда, где диковинная рыба хулиганит.

Мальчишки привели его к густым камышовым зарослям и, указав на круглое, как блюдце, окошко чистой воды, хором заявили:

Ребятня занялась ловлей гольянов, а рыболов долго наблюдал за камышами. Потом он взял удочку у своего сына, насадил на крючок крупного червя, закинул и, подавая ее мальчугану, велел внимательно следить за поплавком, а сам пошел вдоль берега. С трепетом малыш принял удочку и стал ждать. Время шло, ребята весело вытаскивали шустрых гольянов и нанизывали их на тонкие прутики, а у сынишки рыболова дела шли плохо. Блестящий пластмассовый поплавок превратился в посадочную площадку для стрекоз.

Мальчик больше не мог сидеть без дела и, воткнув удилище в берег, убежал к друзьям. Вернувшийся через некоторое время рыболов увидел, что удилище плавает в камышах, а его владелец возится со своей шумной компанией. Пришлось рыболову самому лезть в воду за удирающим удилищем. Поймать его особого труда не составило. Труднее пришлось, когда стал выбираться на берег. На крючке сидела, несомненно, крупная рыба и тянула в глубину. Немало пришлось повозиться, чтобы вывести добычу из камышей. И когда до берега осталось каких-то два-три метра и рыба вышла на мелководье, даже у бывалого рыболова задрожали руки.

— Это же карп! Самый настоящий.

Карп крепко закусил хоть и небольшой, но кованый крючок, и рыболов не давал ему сделать потяжку, то отпускал его, то подтягивал. И ведь измучил рыбину. У самой кромки воды наконец овладел добычей. Карп оказался килограмма на три. Весть о поимке карпа Павлом Шихановым (так звали счастливца) быстро облетела всех рыболовов. И вот в район Су-хомесова, в узкий и длинный смолинский залив, буйно заросший камышом, двинулось рыбацкое ополчение. На зорьках тихая и уютная гавань стала пестреть сотнями лодок. Пойманные удочкой килограммовые карпы только разжигали азарт, но крупные не попадались.

Пришла осень. Клев карпа прекратился. Смолино опустело. Только мальчишки по-прежнему ловили гольянов. И вдруг еще более невероятную новость принесли те же неугомонные ребята. На их удочки взамен гольянов неожиданно стали попадаться мелкие окуньки. Клев был настолько активным, что мальчишки приносили домой целые связки рыбы. Павел поспешил узнать, где ребята ловили окуня. И снова — на Смолине. На этот раз он не пошел проверять, а решил дождаться зимы и по первому льду отправиться на рыбалку.

Еще вчера на смолинский лед мальчишки бросали все, что попадало под руку, и с удовольствием прислушивались к певучему голосу тонколедья. А вот сегодня утром жители окрестных мест стали свидетелями непривычного зрелища. На вороненом льду появилась одинокая фигура человека, за которой с любопытством наблюдали прохожие. Странно было видеть на Смолине рыболова зимой.

В тот памятный день Павел принес небывалый улов. Пятьдесят окуней. Все рыбацкое племя города было взбудоражено этой вестью. На целую неделю смолинский лед стал местом рыболовного паломничества. Огромное ледяное пространство было усеяно рыболовами. В городе почти все мужчины разговаривали только о рыбалке. На лед вышли даже те, кто вообще никогда не держал удочки в руках.

«Эпидемия» не пощадила и женщин. Рядом с седоусым рыболовом зачастую можно было увидеть и женщину, выводившую добычу, или шумную стайку девчонок, хлопочущих над шустрым окуньком. Предметом всеобщего внимания стал магазин рыболовных принадлежностей. Буквально за неделю его прилавки опустели. У магазина происходили баталии за мотыль. На льду было многолюдно и шумно, как на базаре. Чего только не увидишь: палаточные городки, пешни, ледобуры и тысячи удочек самых различных конструкций. Смолинский лед не пустовал ни днем, ни ночью. Небывалым оживлением рыболовов заинтересовалась даже студия телевидения. И не было бы конца этому повальному увлечению, если бы вдруг не грянул гром.

Узнала про смолииские уловы ближайшая рыболовецкая артель и ночью запустила под лед свою ненасытную восьмисотметровую лапу-невод и, вытянув десятки центнеров окуня, спокойно удалилась. А на следующее утро рыболовов не порадовала ни единая поклевка. Все было кончено.

Полетели тревожные письма во все партийные и советские организации города. Авторы в один голос просили прекратить в озере промысловый лов рыбы, сделать Смолино водоемом только для рыболовов-спортсменов. Протест был настолько горячим и убедительным, что к нему нельзя было не прислушаться. И на промысловый лов наложили запрет, а в озеро пустили мальков разных рыб: карпа, сига, рипуса — спортивной ловлей че-лябинцы могут заниматься круглый год.

Отстояли рыболовы Смолино! Теперь они ревниво охраняют его обитателей от хищнических посягательств браконьеров. На озере проводятся соревнования по подледной ловле. В гости приезжают рыболовы из соседних областей. Челябинские рыболовы успешно соперничают с коллегами из Свердловска и Кургана.

Добро пожаловать к нам в Челябинск! Смолинские зори к вашим услугам.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector